(no subject)
caediciusseveru
Jutro to dziś — tyle, że jutro (с)

Из чего следует - что "вчера" - это тоже "сегодня", но - только вчера.
А разница между завтра-сегодня и сегодня-вечера лишь в том, что второе мы, кое-как, всё же помним, а первое - ещё нет. Но - завтра-сегодня мы его вспомним. А послезавтра-сегодня - уже не забудем никогда.
Весь вопрос лишь в том, чтобы не затеряться в этих самых «сегодня». А чтобы этого не произошло, нужно ясно осознать - что никакого такого "сегодня" вовсе и не существует. По определению.
Ибо "сегодняшнее" сегодня - это лишь исчезающе неуловимый миг между "прошлым" и "будущим". Миг, модуль продолженности которого по мировой линии того, что мы считаем "временем", стремиться к нулю. И лишь в наших иллюзорных представлениях он не становится этим самым абсолютным нулём, к которому он, по определению, непрерывно, в себе, стремится.
То есть - лишь наше собственное ложное восприятие придаёт этому иллюзорному нулю определённого рода подобие КАК БЫ реального существования. В иллюзорности восприятия которого и рождается то, что, в ложности этого восприятия, представляется неким таким «нашим индивидуальным Я». Которого, по большому счёту, разумеется вообще не существует.

Из двух миров мы выбираем третий,
Который лучше может быть для нас,
Но в мире каждом блеск Его созвездий
Всегда один, как Божий вечный глас.
Стучат часы в бессмысленности ритма,
Что кружит нас, как стрелку механизм,
И нам всегда сквозь тучи эти виден
Лишь мертвых тел вселенной организм.
Как пыль песок пустынь и обиталищ
Несут ветра отчайнья и тоски,
И наших лет бессмысленный товарищ -
В болотах "Я" пустые огоньки.
Есть тьма и тьма, но делит их беззвучно
Лишь тонкий луч невидимых светил,
И в мире том, где все благополучно,
Никто из нас себя не позабыл.
А наши дни летят совсем как ночи,
И мы плывем в кошмарах, как в дождях,
Нет сил уйти, остаться нету мочи,
И эта жизнь - как смерти вечный крах.

Как можно подготовиться к смерти
caediciusseveru
Как-то ко мне подошел весьма пожилой "эзотерик", и пристал, как банный лист – знает к кому, чтобы я ему объяснил, как нужно готовится к смерти. Видимо – уже почувствовал её дыхание на своём лице. Да и вообще – возраст заставляет задуматься.
Молодые то, все в похотях, как свиньи в в корыте с отрубями, они пока ни о чём не задумываются. Хрумтят, и хрустят, только брызги во все стороны разлетаются. И их безумно раздражает всё, что может от такого восхитительно занятия отвлекать. А вот когда в корыте уже дно видно – да и желудок уже не может хорошо эти отрубя переваривать, да и приелось уж как-то – вот тогда начинают метаться. Кто – уходи в алконавты, кто в наркоту, а кто – и в завсегдатаи тех капищ, которые они полагают «храмами Бога живого». Но некоторые да – некоторые задумываются и всерьёз . Особенно же те, что в этой жизни, кроме корыта, чего-то «такого» и почитывали. Время ото времени. В перерыве между жеванием и перевариванием.
Те, кто не «почитывали», а занимались всем этим всерьёз, тем – чужих советов не нужно. Они их, естественно, не ищут, потому что – «сами с усами». А кот такие – «почитывавшие», они обладают достаточной квалификацией, чтобы понять, что и у кого спрашивать. Хотя и не достаочной, чтобы попробовать сейчас отыскать ответ самостоятельно.
Вот – один из таких ко мне и подкатился. Всю жизнь внимательно наблюдал за мной. Иногда – получал полезные советы. На поприще этого рода жизни. Вот – наконец и пришёл за самым (для себя) главным советом.
Я сначала даже и не знал, что ему сказать-то. Для меня-то такой проблемы нет. У меня свои, другие проблемы. Но для меня «там» - лишь изнанка «здесь». Для меня – это лишь две грани одного существования. Поэтому, как можно из одной грани существования готовится к его другой грани? Для меня - это вопрос совершенно лишенный практического смысла.
Но потом, после ряда попыток объясниться, Господь всё же сподобил. Я ему сказал – «Зачем же готовиться к смерти? Нужно готовиться к жизни!»
И правда – какая там смерть? Смерть бывает только одна – духовная смерть нашего СЕГОДНЯЩНЕГО существования. Если ты мёртв сегодня, то, коли тебя не воскресят – будешь мёртв и завтра. Поэтому нужно думать не о смерти или жизни, а об избавлении от того, что всякую жизнь превращает в смерть. Тут, или ТАМ – безразлично.
Поэтому и думать нужно не о «подготовке к смерти», а – о СТАЯЖАНИИ ЖИЗНИ! Здесь, и – СЕЙЧАС!
Помниться - как по подобному же поводу высказался как-то Григорий Сковорода – «Смешные эти люди – в аду живут, а в ад попасть боятся!»

(no subject)
caediciusseveru
Я гляжу за окно, и пылает камин,
И пылает пейзаж за окном,
Кто-то в чёрном огне, кто-то в адском огне,
Словно чёрных небес Серафим,
Кто-то курит и пьет, кто-то лижет огонь,
Кто-то плачет, и кто-то кричит,
Я гляжу за окно, я сегодня немой,
И душа моя также молчит.

За окном только тьма, за окном только бред,
За окном только ужас и смерть,
Но сегодня слова, но сегодня стихи
Я заставил молчать и смотреть.
Режет ужас во тьме, словно страшным клинком
Чьи-то вены, и рвущийся крик
Бьется там за окном, чёрным пульсом во тьме
Неизбывен, растерзан и дик.
Там пытают и жгут, там ломают и бьют,
Режут там по живому, и чёрную кровь
Там впиваясь зубами из плоти сосут,
Сквозь урчащую в ярости жалкую боль.

Я гляжу за окно, и мой разум как смерть,
А на сердце моём только штор пелена,
Я не помню, что значит кого-то жалеть,
Не колышется в сердце страданья струна.
Я молчу, и во мне, как угасшая тьма
Только чёрных ветров бьются где-то шторма,
Только волны каких-то забытых морей
Глухо бьются о стены сгоревших церквей,
Только пыль городов, только пепел и мрак,
Только в ужасе кровь не взметнётся никак.
Всё молчит, всё застыло и умерло там,
Где лишь старых костей рассыпается хлам
.

(no subject)
caediciusseveru
Меч этого демона сегодня, с громким звоном и треском сломался при ударе о мою кирасу. И осколки чёрного железа разлетелись во все стороны раня и убивая случайных окружающих. Сколько же ненависти было вложено в этот удар!

Впрочем - всё это лишь случайные жертвы. Но - ведь недавно двух человек, знакомых, возможно даже - друзей, хладнокровно обрекли на гибель лишь затем, чтобы посмотреть на мою реакцию!

Реакция не обрадовала, да. Совсем.Я лишь окончательно определился для себя навсегда.

А вот сегодня..

Что ж.

Возможно - наконец с той стороны успокоятся окончательно.

Хотя...

Там ведь вовсе не вольны в своих действиях.

Там скажут "фас" - и куда денешься?

Назвался груздём - полезай в кузов.

Но сегодня хозяева этого демона так ничего и не добились.

Наоборот - отгребли по полной.

Впрочем - всё это лишь мелочи жизни.

Главное - что миссия была выполнена успешно.

Невзирая ни на что.

И даже - кое-что унёс в клюве.

Посмотрим, что будет в северной столице.

Там меня тоже наверняка не с хлебом-солью ждут.

(no subject)
caediciusseveru


Без надежды, без ответа

Мчали кони нас к рассвету

И в горящем плами этом

Мы сгорали мошкарой.

И восточный страшный ветер

Поднимал над небом пепел

Тех кто свой конец там встретил,

Но не встретил свой покой.


(no subject)
caediciusseveru
И какя бы глупая мышка лезла бы в мышеловку, если б там не лежало кусочка такого сочного, такого желанного, такого волшебного сыра? И даже умирая с перебитым пружиной позвоночником, мышка всё ещё продожает чувствовать своим угасающим сознанием на языке этот вошебный привкус той махонькой крошечки, которую она, всё же, успела таки откусить, прежде чем ловушка сработала.

(no subject)
caediciusseveru
Никто не любит, когда ему платят его же монетой. Особенно если эта монета - фальшивая.

(no subject)
caediciusseveru
The time is out of joint—O cursèd spite,
That ever I was born to set it right!


Несвязный век, и я рождён – проклятье,
Связать всё вновь.
Я выбран для того,
Чтоб сталь и шёлк знамён
В смертельности объятий
Сошлись опять под гибельный трезвон
Набата, что заглушит всякий стон,
Набата, что разбудит спящих в ямах,
И сгнившей плоти мумии ладонь
Опять сомкнётся на древка захвате.
Проклятый век. Проклятье дней несносных
Что хуже ночи проклятых в аду,
И я опять вестей победоносных
От мёртвых в безучастьи подожду.
Им всё равно – они мертвы и немы,
Их кровь давно – лишь чёрной пыли прах,
Для них не будет больше перемены,
И им неведом жизни вечный страх.
Они пойдут туда, где им укажут
Найти себе неведомый покой,
И там остаться – вечной смерти стражей,
И там принять последней воли бой.
Но воли их не будет в этой битве –
Они давно забыты и мертвы,
И воля та даётся мне в избытке,
Чтоб я опять тревожил их гробы.
Мне говорят – «распалась связь времён,
И ты рождён связать всё воедино»,
Но верю ль я, задам я вам вопрос,
В то, что связать их СТОИТ цепью длинной?
Быть, иль не быть – но в том ли наш вопрос?
Быть – но к чему? Пожалуй, так вернее,
И я пока не знаю, для чего
Я плетью гну умерших тварей спины.
Они пойдут – и выполнят приказ,
Я знаю – нет у них пути другого,
Но кто потом расплатиться за нас?
А кто-то ж будет этим, безусловно!
Я счёт веду лишь собственным долгам,
Чужих долгов платить я не намерен,
Но кровь и смерть оставлю всё же вам,
За той чертой, где кончу своё время.
Моя судьба – она от сих, до сих,
И ей предел положен, несомненно,
И знаю я, что всё в судьбе моей
И временно, и безусловно тленно.
Я был рождён, чтоб пробежав свой путь,
В конце упасть в пылающее пламя,
Чтоб там сгорела вся пустая муть
Того что я прижил, сражаясь с вами.
Как метеор, что пронизав миры,
Сгорает в миг последнего касанья,
Оставив за собой пыланье тьмы
Раскромсанного в пепел мирозданья
И гибнет сам, свершив предначертанье,
Весь смысл которого неведом и ему,
Пред тем, как вновь уйти в небытья тьму,
Откуда он пришёл на растерзанье -
Так вот и я. И все мои желанья,
И все стремленья, виды, упованья –
Всё это только прах. Ненужный прах,
Что отряхнув со ступней на прощанье
Я не возьму с собой туда, куда
Я вновь уйду, возможно навсегда,
Чтоб никогда не вынырнуть обратно.

(no subject)
caediciusseveru
Нет более изощрённой лжи, чем предельная искренность. Если.. Если только ты - не Сам Господь Бог, разумеется.

Мысль изреченная есть ложь. (с) А самая совершенная ложь - это мысль, изречённая с предельной искренностью.

(no subject)
caediciusseveru
Любая роза алого цветенья,
Приходит время, вянет навсегда,
И тленом чёрным вечного забвенья
Бутон сомнут безвременья года.

Извечный смысл заложен в перемене -
Любви земной положен тут предел,
И этой чувства вечной смене
Кто, кто б противиться сумел?

Дано завять несовершенству
В тяжёлой, яростной тоске,
Чтоб не мешать взойти блаженству,
Не строить Вечность на песке.

?

Log in

No account? Create an account